​Футболисты, которые не любят своих родителей

April 17, 2019

В мире футбола совсем не редкость, когда после забитого мяча игрок бежит к ближайшей камере и передает какие-то знаки своей семье – супруге, детям, родителям. Однако далеко не у всех в жизни существует подобная идиллия. Сегодня мы поговорим о самых известных футболистах, которые буквально ненавидят своих биологических родителей. И они находят для себя причины такого отношения.

Деле Алли

Например, англичанин Деле Алли – талантливый футболист Тоттенхэма и сборной Англии родился в городе Милтон-Кинс в семье нигерийца и англичанки. Спустя три года родители Деле развелись – отец Кехинде уехал в США, а мать Дениз осталась с маленьким Деле в Англии. В Америке дела у папы Деле Алли пошли хорошо, он достаточно быстро разбогател благодаря налаженному бизнесу. На некоторое время мальчик перебрался в особняк отца в штате Техас, но в 11 лет вернулся в Англию и два года жил вместе с матерью. Однако после этого он ушел от Дениз и переехал в семейный дом Алана и Салли Хикфорд, которые были родителями партнера Деле по детской футбольной школе клуба Милтон Кинс Донс. О причинах такого поступка и полного разрыва с биологическими родителями Деле Алли не рассказывает, отвечая лишь, что это «через чур непростая тема для такого открытого разговора». По сведениям в СМИ ребенок ушел от матери из-за того, что она страдала от алкогольной зависимости. Сама Дениз несколько лет назад опровергла это, а также заявила, что не отказывалась от сына, а Алан и Салли Хикфорд не являются приемными родителями Деле.

Марио Балоттели

Марио Балоттели. Один из самых одиозных и легендарных итальянских форвардов современности появился на свет в итальянском городе Палермо в семье выходцев из Ганы. С самого рождения у Марио были проблемы с кишечником, из-за которых возникали опасения, что младенец может умереть. Однако к двум годам состояние мальчика улучшилось, а его семья перебралась в Брешиа. Родители Марио, фамилия которых Барвуах, жили очень бедно и со временем обратились в социальный центр за помощью в воспитании и жизнеобеспечении ребенка. Там им посоветовали отдать мальчика итальянской семье Балоттели, которая уже воспитывала двоих сыновей и дочь. Эти люди могли обеспечить Марио всем необходимым и в итоге семья Барвуах согласилась. По факту Марио рос в семье Балоттели, а после наступления совершеннолетия решил взять фамилию приемных родителей. Те, как в последствии спортивные журналисты писали, несколько раз пытались выйти на контакт с биологическими родителями Марио, привозя его к их дому, однако африканская семья дверь не открывала. Впрочем, биологический отец Марио рассказывал, что его сын приходил в дом и встречался с ним, а также матерью, сестрами и братьями. Он поддерживал родственные отношения со своей семьей до 18 лет, но затем взял итальянское гражданство и дистанцировался от родственников. Томас Барвуах даже отмечал, что не знал, что Марио взял фамилию Балоттели.

Эммануэль Адебайор

Великий Эммануэль Адебайор родился в столице Того Ломе. Первые четыре года своей жизни маленький Эмми не мог ходить из-за проблем с ногой. Мать ребенка объездила всю Западную Африку в поисках лекарей и лекарств. Но долгое время ничего не помогало, пока фактически не произошло чудо. Как сам рассказывает футболист: «…Когда-то я лежал в церкви и около девяти или десяти часов утра в воскресенье я услышал, как на улице собрались мальчишки, играющие в футбол. Внезапно кто-то пнул мяч в сторону здания, и он ударился о стену храма. Первым, кто добежал до мяча и взял его в руки оказался я… Мне очень хотелось взять мяч в руки и когда это получилось я не мог поверить в произошедшее. Это был день, когда я понял, что Бог хочет, чтобы я играл в футбол», - вспоминал годами спустя Эммануэль. Долгое время о семейной жизни Эмми ничего не было известно, пока он через соцсети не рассказал, что его родители и сестры с братьями только и хотят от него денег. Эммануэль написал, что с первой зарплаты построил для родителей хороший дом, а после того, как переехал в Лондон, чтобы играть в Арсенале, он несколько раз высылал матери деньги на лечение. Однако каждый раз Адебайор узнавал у врачей, что его мама самовольно покидала клиники и возвращалась домой.